"Нужно искать возможность для диалога и компромисса"

Кирилл Захаров: "Нужно искать возможность для диалога и компромисса"

- Сейчас на связи с нами из Днепропетровска политический психолог Кирилл Захаров. Кирилл, сейчас сложно собрать эмоции и прийти в себя после видео из Керчи, которое мы только что увидели, с избиением митингующих. Видео, которое демонстрирует серьезное зашкаливание уровня эмоций в обществе, радикальных эмоций, невозможность принять точку зрения другой позиции, которая не совпадает с твоей. Скажите, пожалуйста, по вашей оценке, в целом, в Украине, в Днепропетровске, где вы живете, ситуация тоже такая? Есть ли такое же радикальное различие взглядов? И что с этим делать?

- В первую очередь нужно понимать, что на протяжении всех последних трех месяцев мы наблюдали поляризацию общества. У нас есть телеканалы, которые можно условно назвать оппозиционными, и есть телеканалы, которые можно назвать провластными. И каждый из них подавал свою точку зрения, которая подразумевала предубежденность в соответствии с той или иной политической позицией. На данный момент продолжаются эти конфликты, и сейчас возможность их прекратить имеется, с одной стороны, в руках власти, Верховной Рады, которая уже получает возможность вновь управлять государством. С другой стороны, ответственность должны нести и чувствовать журналисты. Должна закончиться ситуация, когда телеканалы продолжают подавать информацию с разной точкой зрения. Сейчас должны уйти радикальные оценки ситуации. Нужно наоборот пытаться убедить общество в том, что все в порядке, что все закончилось, что конфликт продолжать не нужно.

- Кирилл, скажите, пожалуйста, а есть ли здесь момент и обратного действия? Знаете, как в химии — обратимые и необратимые процессы. Т. е. из соединения снова можно получить исходные материалы, которые есть в соединении. Или уже нет и никогда? В данном случае является ли процесс обратимым? Ведь когда нагнеталось политическое противостояние, в том числе при участии политиков, когда звучали радикальные лозунги — это было необходимо для достижения цели. Каждая из сторон желала этого. А сейчас в руках ли политиков погасить это противостояние, или это уже не в их компетенции и вне их возможностей?

- С психологической точки зрения мы наблюдаем на улицах массовые явления, мы наблюдаем толпу. И толпа — это всегда очень сложноуправляемая группа людей. Нельзя говорить, что толпу кто-то контролирует. В лучшем случае, ее кто-то направляет. И нужно понимать, что политикам, которые взяли власть в Верховной Раде, сейчас достаточно сложно урегулировать сложившуюся ситуацию. Но им также нужно продолжать предпринимать шаги в этом направлении.

Можно обратить внимание на ситуацию в регионах. На данный момент по ряду городов в различных областях валят памятники Ленина, митингуют и пикетируют у региональных органов власти. И для людей эта ситуация должна чем-то завершиться — то, что называется «закрыть гештальт». Т. е. ситуация долго развивалась, продолжалась и теперь она должна быть завершена. По моему мнению, если бы сейчас Президент в своем последнем обращении выразил готовность сложить полномочия, подписать законы, принятые Верховной Радой — это был бы некоторый момент, который удовлетворил бы людей. К сожалению, сейчас ситуация не является завершенной.

- Возможно, в падениях Ленина есть какая-то развязка для людей? Ну, в том плане, что, правда, происходит что-то зримое, выходят эмоции и людям становится легче.

- Да. Нужно понимать, что люди, особенно те, кто находился в восточных регионах, в большинстве своем не имели никаких возможностей повлиять на власть. В том же самом Днепропетровске в конце января при пикетировании областной государственной администрации митинг был очень жестко разогнан. В том числе при помощи бандитских формирований со стороны власти. И понятно, что люди теперь хотят получить хотя бы какое-то удовлетворение от победы, которую добыли в Киеве. И хорошо, что подобная энергия выливается в данном случае на памятники. Было бы значительно хуже, если бы люди снова пошли к областной государственной администрации и пытались атаковать милицию, что было бы совершенно ненужным, нелогичным и имело бы страшные последствия.

- Кирилл, но ведь, если снос памятников в какой-то степени разряжает эти эмоции определенной когорты людей, не знаю сторонниками ли оппозиции. Но этот снос памятников может влиять на состояние других людей, которые недовольны, я не знаю больше ли их, или меньше. Вот мы видели сейчас ситуацию в Керчи, где жители этого города являются сторонниками курса на Российскую Федерацию. Они воздвигли флаг РФ и их не устраивало то, что происходило на митинге в поддержку Майдана. Как быть с теми людьми, которые не являются сторонниками сноса памятников?

- В Днепропетровске, в том числе, очень много людей против сноса памятников. Ситуация по-прежнему остается напряженной. Но такое поведение на данный момент является, наверное, одним из немногих возможных способов разрешения вопроса. Пусть уж лучше идет война с памятниками.

Нужно подчеркнуть, что сейчас меняется власть, и всем, кто занимается политикой, нужно искать возможность для диалога и компромисса. Нужно отдавать отчет в том, что сложившаяся в стране ситуация является следствием того, что, в принципе, не была ни разу по-человечески услышана оппозиция. Я знаю европейский опыт парламентаризма, там, если в оппозиционных фракциях есть хотя бы 5 депутатов, их так или иначе слушают. То, что происходило у нас — на протяжении четырех лет, начиная с победы Виктора Януковича и формирования так называемой широкой коалиции Партии регионов, у нас на оппозицию попросту не обращали внимания и относились к ним как к шутам, которые на фоне занимаются какой-то бесполезной деятельностью. И сейчас главный шаг для любых политиков — это, в первую очередь, наладить диалог. И точно так же вчера в Днепропетровском городском совете собрались депутаты и совместно проголосовали за то, чтобы распустить легализованные ранее бандитские формирования, когда они совместно проголосовали (со второго раза) за переименование площади Ленина в площадь Героев Майдана. Это та самая попытка искать диалог уже сейчас. Понятно, что это не будет простым процессом. Но только диалог позволит снизить существующий накал.

- Кирилл, а на ваш взгляд, зеркально эта ваша точка зрения может отразиться на нынешней ситуации в силу того, что в Верховной раде сейчас большинство оппозиционных народных депутатов? И, в частности, Юрий Мирошниченко, представитель Президента в Верховной раде, представитель Партии регионов, заявил, что в нынешнюю большую объединенную коалицию, которая должна сформироваться, нужно включить депутатов Партии регионов, чтобы была услышана и вторая, противоположная, точка зрения. На ваш взгляд, так нужно поступить? Или все-таки Партия регионов, из рядов которой большинство уже вышло, не имеет того доверия жителей восточных регионов, Крыма и того же Днепропетровска, в котором вы сейчас находитесь?

- Я полагаю, что в любом случае, тех людей, которые представляли Партию регионов необходимо включить в работу обязательно. В том числе, есть достаточно большое количество людей, которые избирались по мажоритарным округам и представляли интересы, цели и чаяния жителей восточных регионов. И точно так же, несмотря на произошедшее, эти народные депутаты пытаются искать компромиссы. Сейчас хорошей позицией будет для бывших оппозиционных депутатов привлекать максимально депутатов Партии регионов, чтобы искать совместные решения. Каждому следует отдавать отчет в том, что, если бы не было депутатов Партии регионов, которые позавчера пришли в Верховную раду и вместе с оппозиционными не проголосовали бы за прекращение военных действий и за отвод войск, то конфликт мог бы продолжаться и быть значительно жестче. Привлечение к совместной деятельности регионалов — это необходимый и важный процесс.